Новости  

Суррогатная мама родила больного малыша, а миллионеры-заказчики бросили его в роддоме

Знаете, как профессиональные кинологи отбирают из помета лучших щенков, а «бракованных» топят в ведре? Маленького Антошку только не утопили. А в остальном отбор выглядел так же. Счастливое событие произошло в январе 2010 года: в крупном медицинском центре Москвы суррогатная

мама родила двойню. Обеспеченные родители, россияне, живущие за границей, на роды решили не прилетать. Зачем? Родившая за гонорар женщина больше в их жизни не появится - договор подписан девять месяцев назад. А продукт... То есть, простите, ребенка и по фото оценить можно.

ДВЕ МАМЫ, И НИ ОДНОЙ НЕ НУЖЕН

Фотографии близняшек врачи прислали родителям по почте в тот же день. Два толстощеких бутуза с губами, по-младенчески сложенными трогательной «уточкой». Как там поется: «Дитя не может быть красивым, оно прекрасно...» Вот только один малыш был розовым, как свежая зефирина, а другой - в синяках и ранках, на аппарате искусственного дыхания - «слабое звено»! В медицинских документах значилось, что один из близнецов здоров, а второй страдает генетическим заболеванием кожи. Недосмотрели врачи, проверяя наследственность родителей. Но чувство вины не помешало генетической маме вынести жесткий приговор: «Берем здорового, больной не нужен».

Впрочем, мы не можем знать, что еще, кроме диагноза и вида израненного младенца, натолкнуло ее на такое решение. Может, недовольство мужа - как говорят психологи, большинство мужчин и так-то боятся ответственности за новорожденных детей, а тут больной. Может, гламурная подружка покрутила пальцем у виска: «Ты с ума сошла - проблемы заводить? Они тебе за такие деньжищи бракованного ребенка всучить пытаются, а ты и уши развесила...» А может, врачи, стремясь избежать претензий на тему «некачественной работы», отсоветовали: «Да оставьте вы его, пусть уж сам отмучается, все равно не жилец!»

Советы бессердечных подружек, циничные врачи, испуганные отцы... С этого часто начинается жизнь больного ребенка в России даже при обычных родах. На этот случай у природы есть последний аргумент и предохранитель - материнский инстинкт. Но у заказчицы, сидящей за компьютером и придирчиво рассматривающей присланные фотографии, не могло быть этого инстинкта. Ведь она была мамой лишь с точки зрения генетики. Беременность не касалась ее тела и сознания. Не было в ее жизни ни таинственных первых шевелений, ни задорных пинков под ребра, ни чуда проступающих сквозь стенку живота очертаний крошечной пятки.

Все эти волшебные глупости, превращающие обычную женщину в маму, достались «женщине-инкубатору». Причем ей они только мешали думать о родах как о благополучном «разрешении от запора». Мешали сосредоточиться на продиктованной юристами «мантре», что «в животе - чужие дети». Мешали без слез в одиночестве, с пачкой гормонов уйти из роддома и все забыть.

Так что даже непонятно, кого из двух бросивших малыша женщин считать мамой. Но так или иначе, Антоша - ребенок, рожденный даже не двумя, а тремя родителями, оказался не нужен ни одному из них. Суррогатная мама, завершив бизнес-программу, вернулась к своей обычной жизни и родному ребенку. Здорового близнеца забрала няня, присланная родителями на личном самолете. Их имена и документы, связанные с историей рождения, покрыли пелена медицинской тайны и пыль больничного архива. А осиротевший Антон стал «генетическим мусором», пусть и с упрямо колотящимся сердечком.

«РЕБЕНОК-БАБОЧКА»

Прошло десять месяцев. В региональном банке данных о детях, оставшихся без родителей, появилась фотография печального израненного малыша, который ищет маму. Скупая информация: Московская область, Антон А., глаза серые, волосы русые, характер спокойный, терпеливый, братьев и сестер нет». Вот и все. И то неправда. Брат-то есть. Только судьба его более счастливая.

На эту фотку и наткнулись волонтеры фонда Отказники.ру, помогающие сиротам. Они стали помогать врачам искать деньги на дорогие обезболивающие повязки. (Хотите помочь? Звоните куратору Евгении: (916) 040-30-72, счет на нашем сайте.) Как называется болезнь Антоши, говорить запрещено. Ведь мальчик - сирота. Можно только описать: по всему телу Антона рассыпаны возникающие от любого трения раны. Это похоже на слишком сильную экзему или блуждающие ожоги. Болезнь незаразная, но лечиться от нее придется всю жизнь, хотя потом симптомы станут легче.

В Италии таких, как Антон, называют «ребенок-бабочка», потому что кожа хрупкая, как крылья. Чтобы не травмировать ее, нужны особая одежда и косметика... А главное, нужны нежные, хорошо знающие тело малыша мамины руки, которые не причинят ему вреда. (По поводу усыновления пишите на Anton2010help@yandex.ru) А пока целыми днями туго запеленутый, чтобы не поранил самого себя, Антоша лежит в колыбели и может только призывно агукать, завидев взрослого. Он остается общительным и очень дружелюбным. Настолько, что даже не боится взрослых, хотя они вынуждены постоянно причинять крохе боль. Повязки прилипают к ранам, их приходится ежедневно отдирать, и тогда Антоша, несмотря на истинно мужское умение терпеть, громко плачет. Как бы ни старались медсестры, их уход - всего лишь уход персонала. Казенщина, даже самая заботливая, убивает.

- Ситуация осложняется тем, что Антоша все же ребенок для обеспеченных родителей, - вздыхают волонтеры. - Пожизненное лечение недешево обойдется. Одна повязка с лидокаином - 3600 рублей. А пока мальчик маленький, перевязывать его нужно почти целиком. Здорово, если на него обратят внимание родители, живущие в Америке. Ведь там есть особые программы и квоты на лечение таких детей. В России же растить его будет непросто.

СИРОТА, КОТОРОГО НЕ ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ

Мне говорят, эта история - судьба обыкновенного больного российского сироты. Мол, ничего удивительного. Но я не согласна с этим. Антон - не обычный сирота. Он - сирота, которого не должно было быть. Сиротство этого мальчика - вовсе не результат ошибки природы, случайно подарившей ребенка несостоятельной матери. Сиротство Антона - результат ошибки в законе, давшем право и возможность родить женщине, которая не была достойна стать матерью. А еще точнее - результат отсутствия этого закона. Ведь отдельные пункты, касающиеся суррогатного материнства, ровным слоем размазаны по Семейному кодексу и приказам Минздрава и при этом противоречат друг другу! Не рановато ли в России появились суррогатные дети, если нет закона, защищающего их интересы?

«Антоша - ребенок для обеспеченных родителей», - говорят волонтеры. Но он и есть ребенок обеспеченных родителей! Они смогли заплатить за его искусственное рождение, прислать личный самолет? Так почему же их не обязали платить за его лечение? Почему вообще в законе нет пункта, обязывающего родителей забрать всех детей, которые получились в результате спонсированного ими ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение)? В России засилье социальных сирот, не хватало еще создавать их искусственно - в пробирках!

Мы не можем запретить беременеть обычной женщине, даже если точно знаем, что она бросит ребенка в роддоме. И в законе есть пункт, позволяющий ей отказаться от малыша. Потому что, если его не будет, количество младенческих трупов на помойках вырастет в разы.

Но бесплодную-то (ту же мать Антона) мы вполне могли лишить права пользоваться услугами ЭКО, если она не готова заранее расписаться в том, что заберет всех рожденных детей! Правда, тогда на роды с помощью ЭКО пойдет меньшее количество пар. Ну и слава богу! Если будущие родители не готовы расписаться в том, что будут любить своих детей в любом случае, значит, судьба не зря отняла у них детородные способности.
 

МНЕНИЕ МЕДИКОВ

«Ребенка с отклонениями при ЭКО быть не должно»


Интересно, что ведущие клиники, поддерживающие программу суррогатного материнства, комментировать проблему не захотели. Объяснили отказ «внутренней политикой». Лишь одна врач согласилась поговорить, инкогнито:

- Риск многоплодной беременности есть всегда, так как подсаживают сразу два эмбриона, каждый из которых может еще и оказаться двуяйцевым (двойняшками). Конечно, бывают родители, не готовые к «лишним» детям. Но чаще забирают и двойни, и тройни.

Больных же детей при правильном подходе быть не должно. Ведь эмбрионы - тщательно отбираются. Если у родителей есть генетические заболевания, то обязательно делается ПГД (предымплантационная генетическая диагностика). Видимо, в случае с Антоном генетические родители не сказали врачам о своей плохой наследственности, может, сами не знали. Мы же врачи, а не провидцы. Не знаю, правильно ли в таком случае заставлять забирать больного ребенка. Не все готовы и способны растить инвалида. Обычные родители имеют право отказаться. Почему же нужно ущемлять в правах суррогатных?

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Суррогатное материнство - технология репродукции человека, при которой женщина соглашается выносить и родить биологически чужого ей ребенка, который будет затем отдан на воспитание его генетическим родителям. Для этого женскую клетку от генетической матери в пробирке оплодотворяют спермой генетического отца (это и есть ЭКО - экстракорпоральное оплодотворение). Получившиеся эмбрионы подсаживают в матку суррогатной маме.

МНЕНИЕ ВЛАСТЕЙ

«Не закон, а «решето»!»


Благодаря вмешательству «КП» создание закона о суррогатном материнстве взяла под личный контроль первый заместитель руководителя фракции «Единая Россия», член Комитета Госдумы по охране здоровья, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, профессор Татьяна ЯКОВЛЕВА.

- «Комсомолка», спасибо за сигнал! С этого дня мы берем на контроль тему отечественного законодательства в сфере суррогатного материнства. Это же сплошное «решето»! Отсутствует даже определение понятия «суррогатная мать». Как можно оперировать в законах термином, у которого нет определения? А пункт 4 статьи 51 Семейного кодекса вообще идеальная почва для конфликтов. Он гласит, что ребенок может быть записан на генетических родителей только с согласия суррогатной матери. А если она в процессе беременности передумала и оставила новорожденного себе? Правильно ли это? Ведь он - часть своих родителей. А женщину, которая согласилась его выносить, никто не принуждал. К тому же это широчайшее поле для вымогательства и шантажа со стороны суррогатной матери. Да и обязанности генетических родителей в отношении ребенка никак не прописаны. То есть они тоже могут в любой момент передумать. Обезопасить всех четверых от произвола с любой из сторон может только грамотно составленный договор. А о том, каким он должен быть, в законе ни слова...

МНЕНИЕ ЮРИСТА

«У нас и без ЭКО сирот хватает»

Считает юрист, председатель Московской коллегии адвокатовОлег ПАВЛОВИЧ:

- Конечно, история Антона не единственная. И чем дальше, тем их будет больше. Ведь «суррогатное материнство» законом почти не регулируется. Прежде всего, это дело государственных, а не частных клиник. Должен быть разработан жесткий медицинский протокол показаний и отводов от «суррогатного материнства», должна быть прописана ответственность врачей… Тот же Антон появился с наследственным генетическим заболеванием, чей это недосмотр?

И главное, разрабатывать этот закон нужно, учитывая прежде всего интересы ребенка, а не кого-то из троих родителей. Родители Антона смогли оставить его потому, что они воспользовались правом обычных родителей отказываться от новорожденного в роддоме. Но, возможно, закон касающийся детей, рожденных с помощью ЭКО, должен быть более жестким. Иначе «суррогатное материнство» может породить увеличение числа сирот. А их у нас и так более чем достаточно. Необходимы нормы закона, закрепляющие не только права и обязанности сторон, но и устанавливающие реальную ответственность за нарушение этих норм, с максимальной детализацией возможных ситуаций, прежде всего в интересах родившегося ребенка.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Дети из пробирки - чудо или «дело бесовское»?


Я не представляю себе, как мама, бросившая Антона, сможет спокойно жить, ежедневно глядя на его точную копию - брата-близнеца. Не понимаю, как спокойно живет женщина, выносившая и оставившая малыша на произвол судьбы, хотя знала, что генетические родители от него отказались. Но поддерживать крайнюю, как правило, религиозную позицию, что зачатие и вынашивание ребенка искусственным способом - «дело бесовское», считаю тоже неверным. Напротив, это чудо! Еще одна волшебная палочка, которую изобрело человечество, чтобы было меньше слез и боли.

Я не раз получала горькие письма от несостоявшихся мам, у которых еще в молодости из-за болезни удалили матку. Как правило, смысл их сводится к одному: «Муж ушел к забеременевшей любовнице, я навсегда одна, мне незачем жить...» Для них суррогатное материнство - спасение.

Правда, потом появляются другие истории, в которых уже суррогатные мамы оказываются на грани самоубийства, потому что не могут простить себе «продажи ребенка». Суды, в которых обе мамы делят спорного малыша, - при любом исходе это обоюдная трагедия...

Попав в руки неразумного или просто злого владельца, «волшебная палочка» может наделать много бед. Не знаю, кого в данном случае считать владельцем: государство, не уделившее должного внимания проблеме? Безответственные клиники? Неподготовленных родителей? Ясно одно: сейчас «палочка» не в тех руках. Ведь на печальную историю Антошки мы наткнулись случайно. А сколько искусственно зачатых малышей осело в детдомах втихую? Тех, о которых врачи не хотят рассказывать, чтобы не нарушать благостного ореола вокруг процедуры суррогатного материнства.

И еще страшно, что в списке самых либеральных в вопросе суррогатного материнства стран, с одной стороны, обеспеченные США, а с другой - обедневшая Восточная Европа, включая Россию, да Африка. Неужели мы и в этом отношении становимся сырьевой страной?

В общем, безусловно, явление это спорное и неоднозначное. Но это явление! И в нашей стране оно набирает обороты с каждым годом. На сайтах давно уже тысячами висят объявления, предлагающие услуги суррогатных мам. Сотни клиник регулярно проводят процедуру ЭКО... Требуется серьезный, продуманный закон, который будет регулировать подобные отношения.

Другое дело, что и он решит проблему только отчасти. Ведь любовь к ребенку - не генетический материал, и подсаживать или изымать ее из сердца с помощью аналога ЭКО мы вряд ли научимся.

А КАК У НИХ

Во Франции, Австрии, Швеции, Норвегии, некоторых штатах США, Италии, Германии, Швейцарии суррогатное материнство запрещено законом. В Австралии, Великобритании, Дании, Израиле, Испании, Канаде, Нидерландах, отдельных штатах Америки разрешено только некоммерческое суррогатное материнство по жестким медицинским показаниям. На коммерческой основе суррогатное материнство разрешено в большинстве штатов США, ЮАР, России, Украине, Белоруссии и Казахстане. Российское законодательство является одним из самых либеральных в вопросе суррогатного материнства.

ЦЕНА

В России средний гонорар «суррогатной мамы» колеблется вокруг одного миллиона рублей. Минимальный - 500 000 рублей.

ЗАКОН

Сейчас «суррогатное материнство» частично регулируется законами:

1.Семейный Кодекс РФ, ст. 51-52;

2. Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22.06.93. № 5487-1, ст. 35 «Искусственное оплодотворение и имплантация эмбриона»;

3. Закон «Об актах гражданского состояния» от 15.11.97. № 143-ФЗ, ст. 1;

4.Приказ Минздрава РФ от 26.02.03. № 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия».

ВНИМАНИЕ!

Здесь находится страница для потенциальных усыновителей Антошки: http://opekaspb.ru/anton

На ней краткие тексты и вся необходимая информация на русском и английском языках. Огромная просьба ко всем и особенно к нашим иностранным читателям (учитывая, что вряд ли Антошу потянут россияне): если вы можете где-то дать ссылку на историю малыша и эту страницу, рассказать об Антоне в своих ЖЖ, разместить эту информацию в каких-то общественных фондах по усыновлению, умоляем – сделайте это!

От того, сколько людей узнают об Антоне, зависит то, как быстро он найдет новых родителей. А сейчас это для него самое-самое важное дело в жизни. Доктора делают все возможное для мальчика, но все они в один голос твердят, что самое важное для него сейчас – обрести дом.

СЧЕТ:

Здесь все реквизиты счетов, куда можно перевести помощь для Антона: otkazniki.ru
В платежке обязательно укажите: "назначение платежа: на проект "Дети в Беде" для Антона".

Статья на сайте www.kp.ru












Новости